Взгляд снизу

Вообще мне кажется все началось с того, как на меня одели ошейник в кафе, и за него повели через весь коридор в бондажку, там с помощью верёвки за шею прикрепили к одному из столбиков, что мне надо было немножко встать на носочки, и оставили ненадолго в таком положении наедине со своими мыслями и волнением (по ощущениям это длилось очень долго, но я понимаю, что прошло, наверное, несколько минут). Потом одели на глаза повязку (перед этим я успела увидеть девайсы и понять, что мне капец), отвязали и мне кажется с этого моменты у меня пошли провалы.
Я помню, что с меня сняли одежду, но на мне остались часы, на соски повесили зажимы (бооольно), и когда сказали убрать руки за спину, я часами зацепилась за висюльки на зажимах, это было очень больно, а учитывая, что я ничего не видела, что происходит, мне стало дико страшно, да ещё и было очевидно, что пощады мне не будет. Помню, что меня как-то привязали, что руки были за спиной и подтянуты наверх, я сама стояла на коленях, в общем в таком положении не посопротивляешься.  Ах да, музыка. Я попробовала более внимательно вслушаться в треки (спойлер: у меня не получилось, часть прошла мимо моих ушей, но я помню один момент из одной песни, который с утра крутится у меня в голове. Он звучит вроде достаточно безобидно, и за счет своей безобидности — очень насмешливо, как будто смеётся над тем, что с тобой происходит. Создаётся атмосфера, будто ты в логове у маньяка. Короче, супер, я в восторге. Да, помню нож. Нож вообще вчера побывал чуть ли не на всём моём теле, как же страшно дышать… Хочется рыдать от страха, но ты не позволяешь себе и вдоха нормального сделать, чтобы самой случайно не порезаться. Нож на животе, на ногах, на лобке, у половых губ, на груди, на сосках (как же это страшно боже), на шее, у лица… Помню, что в какой-то момент меня развязали, да и повязки на глазах уже не было, но атмосфера накалялась все сильнее. Помню пощечины, от которых не увернуться. Больно, унизительно, но при этом нет чувства «как так ты смеешь меня бить по лицу». Скорее наоборот: «да, мне очень больно, мне очень стыдно и унизительно, но я вся Ваша, я приму все, что должна.» И это такое замечательное чувство, быть в полной власти кого-то (ремарочка: не кого-то, а очень важного для себя человека), да, я закрывала лицо руками, я рыдала, я кричала, но я была благодарна за каждый удар. Помню меня ударяли в живот, наступали на меня, не давали дышать, душили. Помню, наверное, одно из самого страшного: когда сказали встать в позу и поднять ноги и я поняла, что будет жесть. Стопы у меня крайне чувствительны. Я очень боюсь ударов по ним. Первый сильный удар… Дикая боль, что меня скручивает, я хватаюсь за ноги, а боль продолжает усиливаться. Я знаю, что мне надо вернуться в позу. Я это знаю. Я пытаюсь преодолеть себя, и тут включаются животные инстинкты, я скорее про самосохранение. Это огромная борьба внутри. Меня подгоняют, строго говорят вернуться на место. А боль в стопе сейчас как раз огромная… Но что делать. Короче, была серия ударов, разными девайсами, если я правильно помню. Было очень тяжело. Эта борьба между тем что я должна сделать и мыслью «я не могу, я не могу, я не могу». Но меня всегда перевешивало знание того, что я не могу расстроить Хозяина. Не могу. И все.  Я должна делать все, чтобы он был доволен.
(Возможно, может показаться, что мне было жутко страшно и не нравилось, что происходит. Нет, это совсем не так. Даже во время этих страшных ударов по стопам я чувствовала благодарность и счастье).
 Дальше… Не знаю, что было дальше. Помню, когда в меня вставили пальцы и приказали кончить. Помню момент, когда я лежу на спине, мне говорят развести ноги и я понимаю, что сейчас будут бить туда. Что происходило в голове, я даже не могу описать. Ужас, страх, отчаяние, я скребу пол, вою. Но знаю, что мне НАДО это сделать. В этот момент я просто отпускаю все. Я пытаюсь максимально сделать, что от меня хотят (а в этот момент я уже не очень понимала человеческую речь и сама не могла ничего сказать).
 Я отпускаю все и у меня на каком-то турбо-режиме включается доверие. Конечно, оно и так идёт фоном во время всего процесса. Но именно в момент дикого страха и отчаяния оно работает на максимуме. Помню мысль: «мне не причинят вреда. Все будет хорошо. Я ему полностью доверяю. Я буду в порядке.» Да, страх остался, и ещё какой, но я себя немножко привела в чувство и заставила исполнить приказ. Помню ещё один момент. Что я так же лежу на полу и смотрю на него. Вижу взгляд, по-своему безумный, дикий взгляд. Обожающий. Я смотрю на него в ужасе и страхе, но при этом чувствую любовь, благодарность, счастье, смирение. Нет никого кроме нас. Нет ничего. Только мы. В эту самую секунду. Доверие. Огромное доверие. Готовность принять все. Это что-то, что я не могу объяснить. Это космическое чувство. Я сейчас это пишу и у меня в голове миллион метафор, но лучше я приторможу. Помню удары по попе. Помню шлепки, жгучие, сильные, но от его руки, а от его руки все самое лучшее. Конец экшена.
Я не человек. Я зверёк. Я почти не понимаю, что мне говорят. Я не могу сказать ни слова. Физически, не могу. В голове ни одной мысли. Я не здесь. Помню, меня взяли на руки, посадили, начали обнимать, что-то спросили. А я не могу вымолвить ни слова. Впервые со мной такое. Я как будто в вакууме. Через несколько минут (?) я начала приходить в себя. Я плачу. От счастья. Во время экшена я чувствовала себя любимой игрушкой. В момент после я чувствовала себя любимым котёнком (и то и то мне безумно нравится). Я чувствую тепло рук, тепло тела, тепло души. Я вижу взгляд. Любящий, мягкий, восторгающийся, заботливый. Я понимаю, что я там, где нужно. Я чувствую счастье. И благодарность. В какой-то момент я больше не смогла плакать, не могла выдавить из себя ни слезы. Не могла понять, что такое, но мне казалось, что все хорошо, расхожусь, разговорюсь. Тут меня легонько (совсем не больно) шлепают по плечу и плотину прорывает. Я начинаю рыдать и выплёскивать все «застрявшие» эмоции. Как же я рада и благодарна, что во мне разглядели то, что я сама не осознала и не поняла. Это могло закончиться слезами в другом, менее подходящем месте и в менее подходящей ситуации. После этого я чувствую спокойствие. Я улыбаюсь. Мне хорошо. Я в безопасности. И я знаю, что хозяин мной доволен.
PS: в процессе экшена я не обращала внимание на людей, но мне было важно, что они там были. Я не могу это объяснить. Но когда я полувидящим взглядом слегка окидывала присутствующих, в душе шевелилось что-то тёплое и мягкое от осознания того, что есть публика.